Энергия любви (фрагменты)

… книгу можно сравнить с блестяще подготовленным сценическим выступлением. Все лишнее, случайное, сиюминутное осталось в процессе репетиций, отсеялось по пути к слу­шателю. Публике предложен только окончательно выверенный вариант. Вариант, за который исполнитель, так сказать, отвечает головой. Виолончелист так сформулировал свою задачу при написании воспоминаний: «Мне хотелось, чтобы эта книга получилась доброй; чтобы мой большой музыкантский опыт помог молодым людям укрепиться в главном — в осознании великой миссии Музыки!» Поставленной цели он, безусловно, достиг.

Делая такое заявление, нельзя не упомянуть о верном его помощнике, приложившем все усилия к тому, чтобы это сочинение увидело свет: о Вере Марковне Теплитской. Заслуженная артистка России, профессор Воронежской государственной академии искусств, свою миссию она видит в открытии для воронежцев лучших образцов музыкальной культуры. Общаясь многие годы с Валентином Берлинским, Вера Марковна Теплитская в 2004 году уже выпустила в Воронеже одну книгу о замечательном артисте: «Дар бесценный. Диалоги с В.А.Берлинским». Разговор с мастером помогал раскрыть его творческое кредо, его философию творчества, его мысли о Музыке и около Музыки. Теперь же Вера Марков­на отвела себе куда более скромную роль, ограничившись обязанностями «литературного переводчика» (по ее собственному определению) надиктованного материала в литературный текст. Ей хотелось воспроизвести «интонацию души Берлинского, ту энергию любви, которую он дарил нам со сцены». Кроме того, она взяла на себя еще и функцию составителя издания, в которое, кроме уже рассмотренных мемуаров «Музыка — моя жизнь», входят еще две части.

Вера Теплитская уверенно утверждает: «Об артисте должна говорить публика». Так появилась вторая часть книги, «О Валентине Берлинском. Друзья, коллеги ученики». «Публикой» стали соратники (В.Рабей и Д.Шебалин), сотрудники (Ю.Прибегин, Э.Монасзон, В.Самолетов, Э.Вирсаладзе, Р.Леденев, И.Антонова), коллеги по инструменту и камерному жанру (Н.Гутман, Н.Шаховская, Э.Гавриленков, Бондурянский, Т.Кан), ученики (Т.Ременникова, И.Светлова, С.Асташонок, Л.Лупачева, Р.Буркин). И вот тут-то раскрылось все то, что сам Валентин Берлинский так старательно недосказывал о себе. <…>. Но, по счастью, из коротеньких (и не очень) эссе вырисовывается не просто некий забронзовевший символ, а очень живой и обаятельный человек: по-настоящему добрый, отзывчивый и очень-очень мудрый.

Валентин Александрович скончался, не дождавшись выхода в свет второй книги о себе. Поэтому краткий раздел «Вечная память» закономерен. Из него выпущены протокольные соболезнования официальных лиц. Что могут дать они для понимания человека, кроме сухих фраз? Другое дело — высказывания людей, знавших Валентина Александровича. Не случайно венчает издание слово Владимира Тонха, по мнению Теплитской, резюмировавшее смысл этой книги: «Когда уходят такие музыканты — из жизни исчезает часть ее художественного смысла, основного духовного содержания нашей жизни... Но неизбежность такого ухода равнозначна конечности любого художественного явления, расставаясь с которым, мы сознаем предначертанность всего Сущего. И поэтому скорбь наша скрашивается благодарностью Судьбе, подарившей нам причастность к Искусству — Высшему Смыслу человеческой жизни»

Павел РУКАВИЦЫН («Музыкальная академия», №1 2010)

 

Copyright 2018 PEGAS-V